RSS

Цвета джихадов. Часть 4

08 Фев

Иегуда Ерушалми

Предыдущая часть

ДЖИХАД ЦВЕТА АЛОГО КУМАЧА

(Он же — в багровых тонах)

В коммунистическом джихаде
С нами Ленин — впереди!

(Что-то такое, где-то когда-то краем уха услышанное)

В начале 20-го века ортодоксально-марксистскую часть красных джихадников возглавил Ленин, разработавший доктрину об естественной гибели «нечестивого» капитализма в результате его поступательного саморазвития, и заявлявший 100 лет назад, что дни цивилизации, находящейся в стадии империализма, сочтены. Стоит только вспыхнуть большой войне, — утверждал Ленин, — она неизбежно сдетонирует мировой революцией (Красным джихадом), и поверженная цивилизация рухнет к сапогам пролетариев. То есть, Ленин жаждал и ожидал исторической обстановки, сходной с той, которая первично и натолкнула Мохаммеда на идею джихада. И когда очередная мировая война, первая по счету в ХХ веке, действительно, запылала, большевики-ленинцы и их соратники в европейских странах развили интенсивную подрывную деятельность против своих государств. Ибо одной из главных целей джихада является создание мира без границ, Халифата, в данном случае, Красного, а лоскутное одеяло национальных государств никак не вписывается в эту доктрину. Потому следовало их уничтожить!

К концу мировой войны джихадникам-коммунистам удавалось захватывать власть: где на пару недель или месяцев, а где — всерьез и надолго. Ортодоксы-ленинцы сумели продержаться у власти почти три четверти века. Оказалось, правда, что разрушать государство из оппозиции (да еще, поговаривают, на средства противника) гораздо легче, чем власть удержать и укрепить. И для удержания у власти большевики использовали средства из старинного мохаммеданского арсенала.

«Таадия» — «прекращение огня» была применена Лениным и Троцким при заключении Брестского мира, когда наступление немцев, ничем не сдерживаемое, ибо большевики сделали все возможное для разложения и ликвидации российской армии, реально грозило смести и власть самих большевистских узурпаторов. И, по принципу «территории в обмен на мир», лишь бы удержаться у власти, они оставили под пятой врага огромные и жизненно важные регионы Российской империи, заключив мир, официально признанный самим Лениным похабным. Но, одновременно, большевики, всегда сильные в осуществлении заговоров, усилили работу своей агентуры в Германии, и это способствовало тамошней революции, падению Гогенцоллернов и выходу Германии из войны.

«Худна» — «перемирие», так называемая ленинская НЭП, провозглашенная, когда развалив до нулевой отметки экономику страны, ленинцы, бывшие, главным образом, воинами джихада и умеющие лишь разрушать и грабить, все же несколько пригасили пламя священной войны против «неверных»: буржуазии и крестьянства. Но пригасили временно, и когда, по законам получившего некоторую свободу, рынка, «неверные» оживили экономику, усилившиеся за их счет большевики, как и положено в джихаде, в одностороннем порядке вероломно сломали объявленные ими же правила игры, и полностью разгромили «неверных», сменив НЭП на десятилетнюю, кровавую битву за индустриализацию и коллективизацию.

Что касается территориальной экспансии красных джихадистов, то она в начале оказались неудачной. Страна, контролируемая ими, была меньше прежней Российской империи. Отпали Польша, Финляндия, балтийские страны, часть Украины и Белоруссии, Бессарабия. С подавлением красных восстаний в Германии и Венгрии стало ясно, что пожар мировой революции откладывается.

И все же, где военной силой, а где — «худнами» и «таадиями» с местными коллаборантами и царьками, большевикам удалось сохранить в зоне своего Халифата Сибирь, Урал, Среднюю Азию и Кавказ. Многочисленные «худны» и «таадии» происходили, опять же, по классической мохаммедовой схеме. Вначале большевики поддерживали какого-нибудь усилившегося в атмосфере полной анархии местного авторитета: вождя, полевого командира, как правило, происходящего, из небольшевистской среды. В союзе с ним и с его помощью они внедрялись в управление местной властью, а потом тем или иным путем его свергали и уничтожали. Было с кого брать пример. Ведь, когда сильно приспичило, сам Ленин проделал такой трюк с «левыми» эсерами…

Прямая же, хрестоматийно джихадистская попытка — конной лавой, размахивая шашками, вернуть утраченную Польшу походом армии Тухачевского, полностью провалилась.

Когда управление Красным джихадом перешло в сталинские руки, он на несколько лет развернул его острие, главным образом, внутрь создаваемого Красного Халифата по имени СССР, против «неверных» — крестьянства и остатков буржуазии. Новый вождь понял, что для завоевания мира ему сначала необходимо построить более-менее устойчивое, однородное общество хотя бы в той стране, что находилась в его руках. И он начал лихорадочно, в массовом порядке создавать новую, однородную, историческую общность — советских людей. В качестве инкубатора для выведения этой новой человеческой породы джихадисты создали ГУЛАГ… И горе было неверным!..

Вместе с тем, Сталин не расставался ни на минуту с главной мечтой джихадистов — о создании Всемирного Халифата. Для этого он, с одной стороны, гипертрофированно развивал армию и индустрию военных отраслей промышленности, увеличивая, как побочный продукт число «правоверных» — рабочий класс, с другой — не менее гипертрофированно развивал спецслужбы, занимавшиеся активной подрывной деятельностью по всему миру, и поддерживал и полностью контролировал Третий Интернационал — организацию, созданную еще при Ленине специально для разжигания мировой революции.

Особую роль играла при этом презренная «прослойка».  Красному «зиммиюту», в целом, ревностно и неукоснительно обслуживавшему интересы Красного джихада, были созданы условия, затрудняющие переход его в классы «правоверных», вход в гегемонистскую коммунистическую организацию, по недоразумению, называемую партией, и в управляемые ею государственные органы. И, наоборот, к «зиммиюту» предъявлялись повышенные требования по его лояльности власти, а сброс в «неверные», со всеми вытекающими последствиями, был необычайно прост и легок. «Зимми» жили в атмосфере тотальной слежки со стороны «правоверных», культивируемого карательными органами внутрипрослоечного взаимного стукачества и непрерывных репрессий, специфической и главной из которых, кроме лишения жизни, на мой взгляд, было отстранение от возможности профессиональной, творческой, работы. Вместе с тем, особо доверенные «зимми», доказавшие вождям свою преданность идеям красного джихада и сознательно или бессознательно, в моральном плане удовлетворяющие вышеприведенному ленинскому определению, назначались вождями джихада на роли «лучших и талантливейших» или марионеточных управителей, сатрапов, поставленных для решения, например, научно-технических задач по усилению боеспособности джихада.

И надо ли удивляться, что уважаемые товарищи потомки, роясь в сегодняшнем окаменелом дерьме ортодоксального, ленинско-сталинского джихада, раскапывают среди красных «зимми» процент еврейских имен, не уступающий, наверно, аналогичному показателю из средневековых андалузских или александрийских анналов…

Я не боюсь обвинений в национализме, судьба евреев, мне, действительно, интереснее и дороже судеб других народов. И, считаю я, именно евреи, советские евреи, более всего пострадали от Красного джихада. Ведь ни один народ, кроме нас, встретивших ХХ век в России, как народ наиболее грамотный, не был так морально изуродован Красным джихадом! Нас манкуртировали разными методами. Согласно Мохаммеду, не давали возвыситься до уровня «правоверных». Сталин считал нас всего лишь «народностью», на нацию, видишь ли, мы не тянули — не было у нас, — заявлял поп-недоучка, — своей единой культуры, языка, территории. И методами Инквизиции, нам, под страхом властных репрессий, запретили оставаться народом Торы, а вместо этого, просто, по-советски, насильно русифицировали. Такой степени манкуртизации не подвергся ни один из народов СССР, даже из числа репрессированных народов! Кому, кроме евреев, скажите было запрещено иметь родным язык предков и владеть им? От кого строжайше были закрыты родные история и культура?

В определенные сферы применения знаний и умений «зиммиюта»: точные науки, медицину, биологию, военную промышленность, (напоминаю — я пишу пока о временах до окончания 2МВ!) то есть туда, где требовались прагматически важные для целей власти грамотные решения и результаты, евреи допускались. Некоторые даже сделали заслуженную карьеру. Но даже им не удавалось избежать дискриминации, репрессий или, хотя бы постоянной тревоги их предощущения… А вот, из гуманитарных наук, литературы и искусства (русского, разумеется, еврейское просто уничтожили!) евреи, в массе своей, приветствовавшие октябрьский переворот, были изгнаны еще, в основном, до начала второй мировой. Некоторая идеологическая «худна», которую Сталин в одностороннем порядке заключил с евреями-гуманитариями, дабы использовать их для победы, была им сломана, практически, сразу же после войны… И репрессии против евреев вспыхнули с новой силой, все более напоминая времена и методы Инквизиции…

Это уже в пределах моих личных воспоминаний. И до сих пор не могу понять логику того, почему у меня — чистокровного еврея, чьи предки, включая отца и мать, происходили из Украины и Польши, у меня, рожденного в Ташкенте и никогда в России не жившего, — почему у меня родной язык — русский? Почему не идиш, на котором говорили деды с бабками, да и мама? Почему не иврит? Почему, в конце концов, не узбекский или украинский?..

Ответ один и крайне неприятный: евреев джихадисты используют, а затем — ликвидируют, «жестковыйный народ» никак не вписывается в стратегические цели джихада, ибо у нас свой путь, указанный Господом, и своя цель. Православный поп Джугашвили, хоть и недоучка, очевидно, знал это не хуже выкреста Торквемады, и в советском случае, нас пытались уничтожить, главным образом, методами Черного джихада: насильно обращая в чужую веру, навязывая чужой язык и ментальность…

…Между тем, не прекращая ни на день внутренний джихад в собственном стане, переведя миллионы граждан СССР в статус «неверных», Сталин на протяжении 30-х годов прошлого века готовил новую волну Красного всемирного джихада, направленную вовне, очередную мировую войну, она же — мировая революция…

На этом, уважаемый читатель, я считаю целесообразным прервать дозволенные речи об Алом, коммунистическом джихаде и вернуться к нему и его спектральным собратьям, расцветшим пышным цветом уже во второй половине ХХ века, после рассказа о джихаде Коричневом, нацистском. Так ведь, кажется, было в исторической последовательности?

 ИНТЕРЛЮДИЯ 2. О ТЕРМИНЕ «ФАШИЗМ»

Очень не люблю слово «фашизм». Мало того, что оно, в первородном смысле своем обозначает реакционное социально-политическое течение, властвовавшее более двух десятилетий над итальянским народом, и терзавшее его, этот термин уже лет 75 используется оболванивающей пропагандой для отвлечения общественного сознания от истинно джихадных процессов ХХ -XXI вв.

Интеллектуальная продукция разного рода школ и учений, штампуемая и культивируемая  на кафедрах социологии и истории университетов цивилизованных стран, окрашивается, преимущественно, в красные и розовые тона. У оракулов, возглавляющих эту индустрию, принято обзывают «фашизмом» практически любое политическое течение, идущее вразрез с их учениями. Особенно достается тем течениям и политикам, что стремятся к усилению роли государства в жизни общества или ратуют за национальное возрождение.

Собственно, фашистская власть — диктатура Бенито Муссолини, правившая в 20-40 гг прошлого века в Италии, наложила, естественно, мохнатую лапу на общественные свободы, но она не посягала, по большому счету, на экономические свободы граждан и частнопредпринимательскую деятельность. Примерно такая же ситуация была в «фашистских», по привычному выражению розово-красных «интеллектуалов», режимах, установившихся в те времена в Венгрии, Румынии, Болгарии, Испании и Португалии. Эти диктатуры, так же, как и режим Муссолини, первый и последний, кстати сказать, фашистский, в мировой истории, решали согласно своему пониманию, внутренние проблемы своих стран и народов, руководствуясь, по большей части, симбиозом социалистических и националистических идей. Причины прихода к власти таких режимов были разными.

Обломки проигравшей первую мировую войну и распавшейся империи Габсбургов, утратившие навыки государственного управления еще в средние века, переживали анархически-баламутный «переходный возраст», который совпал с мировым экономическим кризисом, и требовалась «сильная рука» для усмирения неуправляемой страны-подростка, наведения в ней хоть какого-то порядка, согласования потребностей населения с объективными возможностями общества.

В Испании Франко подавил разгул экспортированного Интернационалом Красного джихада, доведшего страну до гражданской войны. Антиджихадисты каудильо (в который раз на Пиренеях!) ту войну выиграли и, удерживая свой разбушевавшийся народ в жестких рамках диктатуры, постепенно подготовили его к возможности цивильного демократического правления, на что потребовалось около сорок лет (как евреям, водимым Моше по Синаю)…

Но все эти режимы, даже самые жестокие из них, повторяю, преследовали локально-национальные цели. Никто не провозглашал джихад, силовое создание некоей новой общности людей, которым покорится мир. А соучастие их в Коричневом гитлеровском джихаде было, как правило, вынужденным, неохотным и, по немецким меркам — халтурным. Диктаторы эти пытались, естественно, выловить свою рыбку в мутном потоке второй мировой ХХ века, но фашистами среди них были, все-таки, лишь итальянские приспешники Муссолини… Ярлык же «фашизма» был для начала навешан советской пропагандой 30-х годов на немецкий национал-социализм — явление, близкое по духу и методам социализму сталинскому, дабы заклеймить и опорочить это идеологически конкурентное движение в глазах советских людей. С тех пор слово «фашизм» превратилось в ругательство, подобное словам-изгоям, обозначающим вполне конкретные и жизненно необходимые понятия: половые органы и секс, но выброшенные ханжеством и цензурой из литературного русского языка, и употребляемые отдельными несознательными его носителями для выражения отрицательных эмоций в самых разнообразных, никак уже не связанных с сексом случаях.

Сам же фашизм, настоящий, фирменного итальянского разлива, исчез как общественно-политическое явление более шестидесяти лет назад, после поражения Италии во второй мировой и ее демократического «перевоспитания» под оккупацией союзников, и более не давал серьезных рецидивов. Потому совершенно безграмотной дикостью «интеллектуальных гуру» современного общества представляются словесные конструкции вроде«исламо-фашизм» вместо «ислам, мохаммеданство» или«коммуно-фашизм» вместо «марксизм-ленинизм«. То есть, для начала название более раннего явления («фашизм») перенесли на более позднее («национал-социализм»), дабы не порочить священное слово «социализм», а, впоследствии, введя в привычку это отождествление, и превратив слово «фашизм»  в матерное ругательство, вешают его на все, что не нравится! Будто Мохаммед и Маркс с Лениным учились чему-то у Гитлера?! Все перевернуто с ног на голову! Но таковы логика и, вообще, мыслительные способности гуманитариев-интеллектуалов: политологов, историков, журналистов! Люди, оперирующие словами, и не в лирической поэзии, где, быть может, и все дозволено, не интересуются истинным смыслом слов!

Окончание следует.

Всего просмотров текста: Счетчик посещений Counter.CO.KZ

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: