RSS

Цвета джихадов. Часть 2

05 Фев

Иегуда Ерушалми

Предыдущая часть

Чёрный джихад

Вторым джихадом в истории, стал, на мой взгляд, христианский, точнее католический, начавшийся как Антиджихад против мохаммедан, но сам, в результате, превратившийся в джихад и особо свирепствовавший во времена завоевания и колонизации Америки испанцами и португальцами. Я называю его Черным по цвету повседневных облачений католических священников и монахов, по цвету Инквизиции. В моих глазах он неразрывно связан с судьбой главного еврейского галута средневековья — пиренейского.

Дальний Запад Европы, Пиренейский полуостров, страна Иберия. В древние времена — пространство, почти герметически отгороженное от континента забором Пиренейских гор. Отстойник множества кочевых орд, гнавшихся изо дня в день за уходящим солнцем и остановленных, в конце концов, холодными волнами Последнего моря, Атлантики, в которое, дразня их своей недоступностью, солнце пряталось… И кочевники вынужденно оседали в тупике полуострова и, смешиваясь с осевшими волнами этносов-предшественников, становились иберийцами…

Евреи, жители римского протектората, а впоследствии — провинции, Иудеи, появились за Пиренеями во II-I до н.э. Но заметное переселение наших предков произошло в конце I в. н.э., когда римляне, разрушив Второй Храм и Иерусалим, а впоследствии, подавив восстание Бар-Кохбы, разогнали евреев по перифериям своей ойкумены, подальше от Эрец Исраэль, осуществляя, как им казалось, окончательное решение еврейского вопроса.

История же распорядилась иначе. Через три-четыре века внутренние междоусобицы и нашествия варваров, вандалов и гуннов окончательно решили вопрос римский. Империя рухнула. А иудеи продолжали существовать, всем римлянам и варварам назло. В основном, в окрестностях Земли Обетованной. В Аравии, например, в Египте, где значительная часть населения поклонялась Единому  Господу (хотя, нередко, по-своему, наряду с местными идолами).

И когда Зеленый джихад рванул на Запад, евреи, по разным причинам, потянулись в его обозах с Ближнего Востока. Большей частью, в Северную Африку и Иберию, по-еврейски — Сфарад. И там, в течение примерно семи столетий, в возникшем Андалузском халифате их, как считают некоторые историки, ожидал «золотой век».

В исламском обществе евреи выдвинулись как искусные ремесленники, торговцы, финансисты, ученые и поэты. Этому в значительной мере способствовал тот факт, что арабы-завоеватели, бывшие, прежде всего, воинами и администраторами-оккупантами, создали динамичную инфраструктуру коммуникаций востока и запада, севера и юга захваченных ими регионов бывшего античного мира, а это способствовало обмену информациями и использованию по всему халифату сохранившихся от античности и новых, возникающих в разных его концах интеллектуальных и технологических достижений.

Но и в условиях «золотого века» иудеи оставались «зимми». Великий Моше бен-Маймон (РАМБАМ) — философ, теолог, врач, лечивший самого халифа Кордовы, вынужден был, на общих основаниях, платить этому халифу специальный налог с «зимми»… Что уж говорить о фигурах помельче? Но в сравнении с бытием в последние римские века, галут андалузский  стал для евреев, если и не Землей обетованной, то ее золоченым суррогатом.

Однако, история не стоит на месте. Спустя несколько веков, аборигены севера, востока и крайнего запада Иберии, в основном — потомки разных варваров, пришедших из диких глубин тогдашней Евразии и осевших за Пиренеями, приняли католическое крещение, и у них начинала выкристаллизовываться собственная государственность. Усиливалась христианская экспансия. Иберийцы строили новые поселения и, будучи молодой пассионарной силой, понемногу расширяя свое влияние на юг,  вытесняли,  арабов, превратившихся из энергичных оккупантов мохаммедова воинства в зажиревших обывателей. Так, например, в XI в. была захвачена иберийцами крепость Марджерит, заложенная арабами в IX в. и давшая начало Мадриду, нынешней столице Испанского Королевства…

Среди жителей городов, перешедших под руку христиан, было немало евреев. И попав, зачастую, не по своей воле, под новую власть, евреи, в целом, ухудшали свое общественное положение. Ибо в те времена устоявшийся канон и церковные традиции были еще достаточно свежи и насчитывали всего лишь несколько веков, и главная цель христианства, то ради чего оно и было изначально создано — заставить евреев уверовать в языческих идолов, изобретенных отцами церкви, была для церкви еще откровенно приоритетной. В ней неприкрыто доминировала римская имперская ненависть к жестковыйным иудеям, попортившим римлянам немало крови своим упрямым неприятием их богов и восстаниями. Да и характерная зависть варваров к цивилизованным людям, к их уму и достатку… И для «золотого века» наступили сумерки.

Фоном этих событий стала мировая война, война религиозная, Крестовые походы. Христиане развязали ее под предлогом освобождения «Гроба Господня». Так они называли погребальную пещеру, найденную в IV в. византийской царицей Еленой, археологиней-любительницей, на напоминающем череп холме Гульголет среди руин разрушенного римлянами Иерусалима. Именно там, по убеждению царицы, происходили описанные в Евангелиях события: распятие  римлянами на кресте проповедника Йошу, его мучительная смерть и погребение в пещере, из коей труп исчез при таинственных обстоятельствах. С VII в. Иерусалим находился на оккупированных Зеленым, арабским джихадом территориях.

Крестоносцы с переменным успехом сражались с мохаммеданами, то, тесня их, то терпя поражения. Главным для голодного и диковатого христова воинства, на том этапе, были военные трофеи, переправляемые в Европу, все более богатеющую и цивилизующуюся. Особо же богатела католическая церковь — вдохновитель и организатор всех христианских побед. Мохаммеданство же, предельно идеологизированное и стремившееся, согласно мохаммедовой доктрине, построить чисто исламский мир и уже несколько веков пожинавшее плоды джихада, сражалось за сохранение ареала фактически иссякшей экспансии.

Один из фронтов мировой войны проходил за Пиренеями. Сфарадские евреи оказались по обе его стороны и старались ладить и сотрудничать с обеими воюющими сторонами. Но если взаимоотношения зимми с мусульманами были отработаны веками и юридическими основами Корана, то с христианами было сложнее, ибо христианство возникло, именно, как альтернатива религии жестковыйного народа и было изначально направлено против него. Нельзя, конечно утверждать, что иберийские правители из чисто идеологических соображений были априори против евреев. Нет, они поступали прагматически: утром — деньги, вечером — репрессии. Коммерческие, научные и прочие таланты евреев, расцветшие в садах халифата, использовались христианами, а затем евреев обирали и изгоняли. Не удивительно, что при таком подходе в среде евреев, даже верноподданных христианским владыкам, бытовали проарабские настроения…

Но это были еще цветочки! Христиане многому научились у своих противников, к началу мировой войны стоявших на более высокой ступени развития. И на каком-то этапе католики заразились от мохаммедан идеей джихада, т.е. священной войны за завоевание мира и создание унитарного общества, подчиняющегося законам завоевателей. Общества, состоящего из единиц, думающих по заданному канону, говорящих на одном языке. Для руководства новым, католическим, на сей раз, джихадом, был создан орган — Священная Инквизиция. И первыми врагами и жертвами ее стали евреи и мавры (так называли темнокожих потомков арабоговорящих африканцев-манкуртов, которые, в основном, и были мохаммеданским населением Андалузского халифата ).

Положение евреев в христианских областях Сфарада ухудшалось год от года. Это приводило к вспышкам еврейского недовольства против властей, иногда террору и всегда — усилению преследований евреев. Так, например, история запомнила убийство евреями архиепископа Сарагоссы в XIV в. как повод для массовых репрессий.

А, между тем, христианские владения за Пиренеями расширялись, и все больше евреев, проарабски настроенных, становились вассалами иберийских владык. И прибавлялось работы у Инквизиции… Из триады исламского выбора для евреев (принять ислам — стать «зимми» — быть убитым), христиане оставили лишь дилемму (принять христианство — быть убитым). Нам, по прошествии пяти-семи веков невозможно даже представить себе, что творила Инквизиция с евреями, отрабатывая методики нового, «Черного» джихада, который во всю силу она повела в последующие века на вновь открытом американском континенте…

А сколько еврейских душ было загублено ею в телах, оставленных живыми, ибо их хозяева под угрозами или пытками, крестились-таки! И это крещение делало их презренными, как в глазах тех иудеев, что готовы были пойти на костер, но не отказаться от веры в Единственного Творца, так и у гоев, называвших выкрестов «маранами» — грязными свиньями…

В 1492 году испанский король Фердинанд и его супруга и соправительница Изабелла подписали эдикт об изгнании оставшихся евреев за Пиренеи… По Европе потянулись толпы обездоленных, несчастных изгнанников. Так закончился «золотой век» еврейского галута за Пиренеями. И, примерно в это время Антиджихад против мохаммедан и примкнувших к ним евреев, трансформировался в Черный джихад. Поводом для него стало открытие новых земель за «последним морем» античной ойкумены — Атлантикой.

Незадолго до эдикта об изгнании, Изабелла спонсировала экспедицию моряка Кристобаля Колона, убедившего ее лично на аудиенции в Гранаде, в отбитом у мавров волшебном дворце Альгамбра, что ему, якобы, известна западная дорога в Индию, страну богатств и чудес, дорога, на которой испанским кораблям не будут угрожать воинственные мавры, венецианцы, турки и арабы.

По некоторым данным, Колон был из «марранов», втайне оставшимся евреем и отправившимся на поиски новой Земли Обетованной для спасения своих соплеменников. Землю он нашел, хотя, и не Индию, да и слишком поздно, и приютом для части евреев она стала лишь через четыре века…

А Испания, хозяйка открытия Колона, и другое иберийское королевство — Португалия, высадились на необъятных просторах вновь открытой земли и повели там классический джихад: захват, ограбление, порабощение, уничтожение аборигенской культуры, насильно заменяемой на культуру воинов джихада, их языки и религию. Более того, в мясорубку Черного джихада были вброшены черные рабы, сотнями тысяч экспортируемые из Африки и проходившие ту же «обработку»: принятие католичества и внедрение испанского или португальского языка.

Так, в битвах и кострах Черного джихада рождалась Латинская Америка. И Солнце, не заходя, засияло над широкими просторами испано (португало) — говорящего мира! И алтари соборов Севильи, Толедо, Мадрида украсились многотонными окладами американского золота. Во славу Христа-Спасителя и единственно верного учения!..

У испанцев есть государственный праздник — День открытия Америки, он же — День Испании, 12 октября. Несомненно, что он учрежден в память и честь Черного джихада, хотя это и не афишируется. Мне довелось быть в Мадриде в этот день, более, чем через сотню лет после потери Испанией последней латиноамериканской колонии — Кубы. Остальные колонии освободились ранее, на протяжении 19-го века, в первую очередь из-за поражения в наполеоновских войнах ослабевшей, зажравшейся золотом, и самоубийственно лишившейся еврейских мозгов Испании.

К XIX в. Черный джихад иссяк и, похоже, умер. Навсегда. А на земле остались сотни миллионов испано (португало) говорящих католиков — белых, желтых и черных потомков язычников, христиан и мусульман. Носителей еще одного свойства, характерного для участников джихада, как воинов, так и побежденных — страсти публично демонстрировать свою реальную или мнимую слабость и обиженность, в сочетании с воинственной риторикой.

А в нынешней Испании пропаганда пытается демонстрировать рудименты ее великих джихадных подвигов и побед 16-18 вв, а именно — зомбическую привязанность латиноамериканцев к бывшей, давно уже бывшей, метрополии. В Севилье можно осмотреть выставку, этакую ВДНХ Испании и латиноамериканских стран, представленных отдельными живописными павильонами. Очень миленький туристский аттракцион! Но это, правда, старье, еще дофранкистское, 1929 г. Другое дело, что в день Испании 2006 г., когда я там находился, в Мадрид прибыли, как официальные делегации стран — бывших испанских колоний, так и десятки тысяч туристов из этих стран. Выступали артисты из всего многоликого испаноязычного мира… А что? Хоть ты по крови — индеец или негр, или, вообще — безумный коктейль, но вокруг тебя в Мадриде говорят на родном, пусть и не вполне привычном диалекте, и церквей — сколько душа пожелает, и в гостинице вечером — все тот же аргентинский или мексиканский сериал…

Я, мягко говоря, не поклонник Уго Чавеса, скорее, все-таки, враг ему. Но когда он заявляет о том, что у латиноамериканцев могут быть претензии к цивилизованному миру за то явление, которое я называю Черным джихадом, то думаю, что в этом что-то есть.

Хотя, кто знает, на каком баобабе сидело бы сегодня, не будь Черного джихада, иное воплощение этого Чавеса?

Продолжение следует.

Всего просмотров текста: Счетчик посещений Counter.CO.KZ

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: